Село Кременское 

(По следам летописей)

        Где же жили наши предки? Поселения в древности были самыми различными: стоянки в пещерах или в горах, поселки на глинобитных площадках, на сваях посреди водных пространств и т. д. Неукрепленные поселения археологи именуют селищами, а укрепленные – городищами. Кроме поселений к главным археологическим памятникам относятся древние погребения – различного рода могилы, раскопки которых позволяют судить не только о религиозных представлениях древних людей, но и о многих других сторонах их жизни.
         В наших краях в основном встречаются городища. Одно из них находится в Медыни, историками оно относится к I веку до нашей эры. Второе сохранилось в нашем селе. Насыпь находится на берегу р. Лужа при впадении в неё ручья Кременского. Она окружена рекой, ручьём и рвом. На верхней площадке ещё сохранились следы земляного вала. Впервые наш населенный пункт, как город Кременец, упоминается в летописях в 1480 году, при Иване III, во времена нового нашествия полчищ Золотой Орды.
        Уладив конфликт с братьями, и приняв меры по укреплению Москвы на случай враждебного вторжения, он в начале октября того года расположился со своей ставкой в Кременце. Своего сына Ивана Молодого Иван III направил с войском в Серпухов, а брата Андрея Меньшого – в Тарусу. Подтверждением того, что на месте села Кременское был город, является тот факт, что в округе обнаружены остатки кирпичных, стекольного и железоделательного заводов. Огромная площадь, покрытая осколками глиняной посуды, говорит о присутствии тут когда-то центра гончарного ремесла. До сих пор это место среди сельчан зовется «черепками».
        В те далекие времена важное место среди городских ремесел принадлежало именно гончарному промыслу. Вся посуда изготавливалась при помощи гончарного круга и была весьма разнообразной: глиняные горшки, сковородки, кувшины, небольшие кубышки, приземистые чаши, миски и вытянутые кверху корчаги, рукомойники и многое-многое другое. Зачастую сосуды для варки пищи или хранения запасов имели глиняные крышки с ручкой посередине.
В быту горожан-простолюдинов использовалась посуда простая, незатейливых форм, изготовленная, как правило, самим хозяином или его домочадцами; парадную посуду покупали, специально заказывали умельцам-гончарам. Видимо, не суждено было Кременцу дожить до наших дней.
        Во время польского нашествия город был сильно разорен. «Этот сравнительно большой город не смог оправиться после разрушения и в конце XVII века стал называться Кременским». Но история нашего населенного пункта на этом не закончилась. Так, в 1719 году стольник Савелов и купцы Томилины нашли руду в районе села Кременского, открыли производство скипидара, гарпиуса, канифоли. Сведений о способе выработки не сохранилось, но производство, очевидно, было значительным, о чем свидетельствуют большие выработки в местах добычи колчедана. Не обошла стороной село Кременское и война с армией Наполеона 1812 года.
        Фельдмаршал М.И.Кутузов в октябре того года останавливался в нашем селе и отсюда давал распоряжения русским войскам. Наравне с партизанскими отрядами Дениса Давыдова в борьбе с французами активно участвовали кременские крестьяне.
        Ещё в 60-х гг. XIX в. в откосе крутого и обрывистого берега Лужи между ручьём и рвом существовали три пещеры одна над другой. Верхняя находилась под завалом городища, и добраться до узкого входа в неё по крутизне обрыва было трудно. Другая пещера была под первою, в полугоре, вход в неё был очень тесен и вёл в довольно обширный грот, около стен которого лежали в виде диванов большие брусовые камни, кое-где были трещины или углубления с холодным сырым воздухом. При подошве обрыва, у самой реки, находилась третья пещера, вход в которую жители завалили наглухо землёй и камнями, так как подозревали, что она служит притоном разным ворам и разбойникам.
        Рассказывали, что в конце XVIII в. сын дьячка из с. Кременское ходил в эту пещеру и нашел там много ходов и других пещер, в одной из коих он будто бы видел большой камень наподобие надгробной плиты.» Калужские краеведы в исторических описаниях нашего края никогда не обходили стороной Кременское. Вот как представляет наше село читателю Д.И Малинин в своем издании «Опыт исторического путеводителя по Калуге и главнейшим центрам губернии» в 1912 году:
        «В 15 верстах от Медыни на р.Луже находится село Кременское, замечательное по древнему городищу и по связанным с ним историческим воспоминаниям. Здесь был город Кременец, от которого остались следы многих церквей, нескольких кладбищ и остатки крепости. Здесь была главная квартира Иоанна III в 1481 г. Сюда же двинулся отряд Понятовского из-под Медыни и части других войск. Полагают, что город был разорен поляками, хотя за время с 1622 по 1655 г. «Кременск» не раз встречается в ведомстве Галицкой чети. По крайней мере, в 142 г. (1634) посад был, и с него уплачено 19 руб. 28 а. пятинных денег.

«Вставай, страна огромная!»

        1941 год. Прозвенел последний звонок в школе. Выпускники готовились к трудовой жизни, жители села занимались мирным трудом. Каждый был по-своему счастлив. Только что окончилась финская война, и никто не ожидал, что совсем скоро у всех на устах будут слова песни: «...Вставай на смертный бой...»
        Утром 22 июня из репродуктора раздался тревожный голос Левитана, сообщивший о начавшейся войне. Это спутало все мечты и планы. Руководители организаций и партийных органов эвакуировались в тыл, ушли на фронт и в партизанские отряды. Обезлюдели чайная и магазины. В каждой семье лились горькие слезы. По селу стали чаще проезжать автомашины с солдатами, не стихал гул самолетов.
        Горела Медынь. Огромное зарево пожара, разрывы снарядов наводили ужас на женщин и детей. Вот какой эпизод вспомнила М.С.Максимова, пережившая оккупацию, будучи ребенком: «Вижу – сыр тащат, а подружка Надя с ведром идет за сметаной. Сметаны и масла нам не досталось, побежали в подвал за сыром. Положили в мешки по 10 головок, а поднять не можем... Народ в церкви разбирал зерно...» Так жители села спасали нажитое нелегким трудом. Иначе все это добро попало бы к фашистам, и немецкая армия пополнила бы свои запасы за счет русских колхозников. 9 октября 1941 года немцы были уже в селе.
         Сначала высадился десант, затем появилась пехота и другие виды войск. Максимовой Маргарите Семеновне первая встреча с немцами запомнилась на всю жизнь. К концу рабочего дня, закрыв библиотеку, она вместе с мамой решила зайти в чайную, как вдруг с Заречья послышались автоматные и пулеметные очереди. Мимо стали проноситься мотоциклисты, автомашины с немцами. Увидев вывеску «Чайная», одна из легковых машин остановилась. Из неё вышли четыре немецких солдата с офицером, которого легко можно было определить по высокой тулье с кокардой и тросточке в руке. Открыв дверь, он произнес приветствие, подошел к прилавку и, подав деньги, купил сыра.
        Потом, важно проходя по залу, разбил портрет Сталина. С этого дня, 9 октября, для жителей села начались черные дни оккупации. Вступив в село и расселившись по лучшим домам, немцы начали грабить население. Брали все, что попадало им под руку: обувь, одежду, скот, птицу, продукты, а затем, по доносам предателей, стали добираться и до людей. Не обделили они своим «вниманием» и библиотеку: выкинули все книги на улицу. Человечным остался в памяти местных жителей поляк по имени Вальтер Плехта, по кличке «Холера» – он сам себя так называл.
        Жители не понимали, на кого он работал – в немецкой форме, а помогал русским. Он предупреждал жителей о намечающихся грабежах, прибытии советских военнопленных. Шли дни, немцев в селе прибавилось. Все больше и больше появлялось советских военнопленных. Куда их вели – неизвестно, то ли на расстрел, то ли в Германию. Сельский клуб превратили в барак – навезли соломы, сделали нары и поселили человек 200 пленных, которых ежедневно гоняли на разные работы: заготавливать дрова для немецкого госпиталя, чистить дороги от снега, рыть траншеи. Многие падали в строю, слабых и больных немцы подгоняли штыками. Пленные часто менялись: одни умирали, другие убегали, многих убивали. На их месте появлялись новые. Были они голодные, раздетые, раненые и у всех в глазах обреченность. Вернувшись с работы, заходили в холодный клуб, брали котелки (у многих были консервные банки), и вставали в очередь - получать баланду из ячневой крупы, а иногда только мороженую конину. Строгого контроля над пленными не было, поэтому им даже разрешали ходить по селу и просить у жителей что-нибудь из продуктов. Однажды пятеро пленных провинились. За это их раздели донага и бросили на всю ночь в чулан. Декабрьская ночь была лунная и морозная. Охраняли пленных двое немцев, закутанных в шинели и шарфы. А пленные страшно кричали от холода. Максимова Маргарита Семеновна тогда жила с матерью в клубной пристройке. Всю ночь они не могли уснуть от дикого крика пленных. Были слышны их слова: «Дыши, дыши на меня, я замерзаю». Под утро стоны прекратились. Трое пленных замерзли, а двоих, еле живых, расстреляли.
         Немцы, как хозяева, разгуливали по селу, брали что хотели, отбирали скот, который пригоняли вниз к речке и убивали. Мясо забирали, а внутренности, головы и ноги кидали в специально выкопанную яму. Все это разбирали жители села и каждый день варили холодец и ливер для пленных. Однажды поляк Вальтер обошел все дома и предупредил женщин, чтобы приготовили побольше еды и принесли на лужок к речке. На следующий день через село немцы провели до полутысячи пленных солдат. Гитлеровцы остановили колонну пленных около речки. Пришедшим с сумками, крынками, ведрами женщинам близко подойти не разрешили – еду складывали в кучу. Подъехавшие на машине гитлеровские чины дали команду кормить. Еду бросали в толпу голодных, жалких людей, которые, протягивая руки, старались хоть что-то поймать, а фоторепортеры снимали эту страшную картину. Трудно передать словами, какой гнев и ненависть к фашистам вызвал этот эпизод у женщин и детей, ведь в каждой семье на фронте были отец, муж, сыновья. А вот какую историю рассказал Вячеслав Васильевич Королёв: «Однажды немцы закрыли наших военнопленных в сарае с сеном. А утром следующего дня стали выгонять всех на улицу и недосчитались одного солдата. Они его искали и не могли найти - он смог спрятаться. Я, тогда ещё мальчишка, вместе с друзьями ходил в этот сарай играть. Там мы этого пленного и обнаружили. Все ребята стали носить ему продукты, кто что мог. Так было до тех пор, пока не ушли немцы. А с приходом наших солдат он присоединился к ним». Как это ни странно, но немцы не трогали детей, бегающих по селу. И это было большим счастьем для военнопленных – ребята не только их подкармливали, но и освобождали из плена. Так, молодые кременские ребята Миша Жижин, Сергей Миронов и Коля Борисов помогли убежать трем нашим солдатам. А Максимова Маргарита Семеновна со своей подругой Клавой помогли двум лётчикам и двум девушкам. Это было так: девочки проходили мимо окон клуба, где сидели пленные. Лётчики постучали в окно, и когда подружки подошли, тихо попросили их посмотреть, нет ли поблизости немцев. Увидев, что немецкий патруль пошел в другую сторону, они махнули лётчикам рукой. Те, разбив окно, выпрыгнули. Девочки объяснили, куда надо бежать и больше этих военных не видели. Однако были в селе и предатели, которые угождали немцам, спасая таким образом свои жизни. Так, в Кременском две женщины выдали скрывавшегося от немцев председателя сельпо В.И.Лохмачёва. Его, а также А.Галинова и Н.Иванова тут же расстреляли на глазах у их жен и детей. В деревне Ольховка зверски пытали, а потом, как выражались сами фашисты «пустили в расход», т.е. расстреляли, председателя колхоза Афанасия Васильевича Блинкова. Три месяца немецкой оккупации показались жителям села вечностью. Трудно передать простыми человеческими словами то горе и отчаяние, которые они пережили, будучи окруженными со всех сторон врагами... После того, как советские войска перешли в контрнаступление, в село стали поступать раненые немецкие солдаты. Поэтому школа превратилась в госпиталь. Кровати, стулья, столы отбирались у жителей местными предателями. Покидали же село фашисты довольно спешно. В суматохе отступления, немцы оставили множество снарядов, мин, гранат и патронов. 8 апреля 1942 года кременские ребята Бейтельман Борис, Стасюнов Владимир, Рябинкин Виктор и Гусев Павел нашли около госпиталя противопехотную мину. Они не смогли её отнести на безопасное расстояние. Снаряд разорвался в руках у двенадцатилетнего Бориса у дома Квасовых. Изуродованное тело мальчика было трудно узнать. 7 января 1942 года советские войска освободили село от немецких захватчиков. Никогда не забудут измученные люди то радостное утро, когда на улицах села появились солдаты в белых маскировочных халатах с автоматами в руках. Это были советские десантники. Увидев своих, люди, совсем незнакомые друг другу, обнимались, целовались, поздравляли с большим радостным событием – Днем освобождения села Кременское от ненавистных немецких оккупантов. Однако трудности еще не закончились.
        К тому времени в селе стало плохо с едой. Подступал голод. Приходилось выкапывать из земли мерзлую картошку и печь блины. Выручало то, что теперь в каждом доме жили наши солдаты, которые нередко делились своим пайком с хозяевами. Но время не стоит на месте. Жизнь в селе быстро налаживалась. Жители стали ремонтировать разрушенные дома, начал работать сельсовет, открылся магазин, наладилась связь с районом. В пекарне солдаты пекли хлеб для армии и населения. Женщины стирали белье для солдат, вязали носки, варежки.
        С приходом наших войск в село школа превратилась в советский госпиталь. Погибшие или умершие от ран бойцы были захоронены на кладбище в братской могиле - всего около 240 человек. Теперь тут стоит памятник. В 1941 году состоялся первый в истории села Кременское выпуск десятиклассников. Выпускники ушли на фронт. Двое из них - Раков Петр и Смирнов Михаил - погибли. На здании школы помещена мраморная доска с фамилиями учеников и учителей, не вернувшихся с фронта.



Послесловие

        В середине 60-х годов в селе большими темпами велось строительство жилых домов. Построены заново дома рабочих совхоза, возведены три двухэтажных дома. Почти в каждой семье имелось все необходимое для жизни, телевизор, холодильник, стиральная машина, хорошая мебель и т.п. Шли годы, которые принесли в село большие изменения – появились новая школа, здание сельсовета, магазины, мосты и т.п. Только вот в 2003 году не стало совхоза «Кременский». Но село существует! Сейчас здесь 280 домов, из них только 160 принадлежит местному населению. Из живущих в селе около 300 человек, основная масса – это пенсионеры и люди предпенсионного возраста. Однако хочется надеяться, что у нашего села впереди еще долгая жизнь и долгая история.

Л.ФАДЕЕВА, Ю.ШИРОКОВА, Кременская средняя школа.